English
!

Доклады

Население России в XXI веке: количественные и качественные характеристики

Русанова Н.Е.

Москва, Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, Лаборатория гендерных проблем

  1. Традиционный подход к оценке населения как фактора производства долгое время был основан на учете его численности. Считалось, что чем больше населения в стране — тем лучше, и только в конце X18-начале 19 вв. обратили внимание на то, что численность населения может оказаться чрезмерной относительно возможностей прокормить себя. Первое объяснение такому несоответствию было дано Т. Мальтусом в его законе народонаселения (1798 г.), что можно считать первой попыткой постановки задачи соответствия качества населения требованиям экономического развития; позже выводы Мальтуса сильно критиковались К. Марксом.
  2. В современной России о проблеме количества населения впервые на государственном уровне заговорили в 1993 г., после того, как впервые была зафиксирована депопуляция (естественная убыль населения). В научной среде об этом говорили и раньше, т. к. рождаемость и темпы прироста населения снижались почти весь ХХ в., и в результате в XXI в. Россия вступила со стабильным трендом снижения общей численности населения.
  3. Итоговая численность населения зависит от трех составляющих: естественного прироста (разности между рождаемостью и смертностью), миграционного прироста (разностью между числом иммигрантов и эмигрантов) и административно-территориальных преобразований (изменение границ). За 2000-2018 гг. влияние этих составляющих было различно:

    1. естественный прирост изменился от депопуляции до небольшого превышения рождаемости над смертностью и новой депопуляции;
    2. миграционный прирост снижается после всплесков начала века;
    3. административные границы расширились после присоединения Крыма.

    Результирующей тенденцией стало снижение численности населения. Вопрос: хорошо это или плохо? Соответствует ли эта тенденция задачам текущего социально-экономического развития России и его перспективам?

  4. Для ответа на этот вопрос необходимо принять во внимание, что современная экономика — это экономика постиндустриальная и инновационная, а инновации реализуются, прежде всего, молодежью. Инновации способствуют росту производительности общественного труда, что несколько снижает остроту проблемы увеличения численности населения, в определенном смысле, переводя ее из области хозяйственной в эмоциональную (неприятно сознавать, что вымираем как мамонты…). На практике сокращающаяся численность населения (или недостаточные темпы его прироста) приводят к необходимости повышения качества населения.
    Понятие качества населения определяется на основе принципов теории человеческого капитала, включая, при любой трактовке, здоровье и образование. Т.е., чем население «здоровее» и «образованнее», тем выше его качество.

  5. Демографию как науку (существует со второй половины 17 в.) параметры здоровья и образования населения изначально не интересовали, хотя началась она именно с построения таблиц смертности. Одной из причин было то, что до XIX в., когда произошел эпидемиологический переход (от внешних причин смертности к внутренним) и эмпирически выявилась взаимосвязь между образованностью и здоровьем, влиять на здоровье населения было сложно (эпидемия чумы в Европе в XIII-XIV вв., сифилиса в XVI-XVII вв. после открытия Америки). Только медико-биологические прорывы XIX-ХХ вв. позволили регулировать такие важные демографические параметры как уровень смертности и продолжительность жизни.
  6. В XXI в. во всех странах качество населения регулируется медико-биологическими технологиями, а также государственной системой образования и здравоохранения. В России это особенно ярко видно на примере здоровья: такие показатели, как продолжительность жизни, младенческая и материнская смертность, рождаемость улучшаются именно благодаря масштабному распространению среди населения современных медицинских технологий лечения и профилактики заболеваний.
  7. Общие количественные индикаторы свидетельствуют об улучшении здоровья населения России — за 2000-2018 гг. выросла средняя продолжительность жизни, сократилась смертность, уменьшился гендерный разрыв, однако специальные коэффициенты и качественные показатели говорят не просто о неравномерности проявления этой тенденции для разных категорий населения, но даже о ее противоречивости, т.к. ухудшилась повозрастная смертность мужчин, усилилась региональная дифференциация и проч. Общей тенденцией можно назвать сохранение тенденции снижения потенциала здоровья российского населения, выявленной Н.М. Римашевской в начале 2000-х гг. В этих условиях возрастает осознание каждым членом общества ответственности за свое здоровье, т.е. самосохранительного поведения, основанного на формировании установок по укреплению собственного здоровья и профилактике заболеваний.
    Самосохранительное поведение приобретает особое значение на фоне массового роста неинфекционных заболеваний (НИЗ), распространение которых во всем мире приобрело характер эпидемии с высокой летальностью. ВОЗ объединяет в НИЗ сердечно-сосудистые заболевания (инсульт, инфаркт и проч.); злокачественные новообразования (онкологические заболевания); хронические респираторные заболевания (хроническая обструктивная болезнь легких, астма и проч.); диабет. В РФ в 2015 г. на долю НИЗ (без диабета) пришлось более 2/3 смертей (в трудоспособном возрасте этот показатель не превысил половину). Заболеваемость НИЗ растет быстрее, чем другими болезнями; более всего это касается сахарного диабета и новообразований, особенно злокачественных, в группе 20-39 лет.

  8. Базовые характеристики здоровья человека определяются при рождении и формируются до начала трудоспособного возраста, в течение 15 лет, на протяжении которых параметры качества населения меняются неоднократно в связи с последовательным выполнением на данном этапе жизненного цикла трех функций: самосохранительной (здоровье), образовательной (обучение) и репродуктивной (рождаемость).
  9. Одной из проблем здоровья населения трудоспособного возраста остаются нарушения репродуктивного здоровья, которые встречаются реже, чем НИЗ, но имеют большую демографическую значимость, поскольку препятствуют росту рождаемости. Здесь важны такие аспекты как вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ), аборты и инфекции, передаваемых половым путем (ИППП), в том числе ВИЧ. ВРТ направлены на увеличение числа родившихся и изменение их качества, аборты, напротив, снижают потенциальное количество новорожденных, ИППП и ВИЧ непосредственно не влияют на количественные параметры рождаемости, увеличивая ее не более чем на 5%, но ухудшают качественные, поэтому тенденции развития этих компонентов репродуктивного здоровья сегодня различны.
    ВРТ становятся популярнее — в 2015 г. доля детей, родившихся после ВРТ в России, составила не менее 1,5% против 0,93% в 2013 г. Этому способствовало включение ВРТ в систему ОМС, сделавшее их более доступными, однако одновременно возникли и новые вопросы, связанные с возможностью выбора пола ребенка при ЭКО, этико-психологическими проблемами репродуктивного донорства и суррогатного материнства, взаимодействием врача и пациента в программах ВРТ, поздним материнством.

  10. Общемировой демографической характеристикой сегодня является старение населения - в России пожилые и старые люди составляют более трети населения, а 13,5% граждан достигли возраста 65 лет. Процесс демографического старения России обусловлен в первую очередь не увеличением продолжительности жизни, как в большинстве развитых стран, а низкой рождаемостью и высокой смертностью в трудоспособном возрасте, из-за чего вероятность при рождении дожить до 65 лет составляет 78,0% для российских женщин и 48,4% для мужчин. Это существенно ниже, чем в Японии (93,0% и 85,0% соответственно), Норвегии (90,8% и 83,5%), США (86,4% и 78,1%), Китае (81,3% и 72,7%), что ставит новые задачи перед отечественным здравоохранением.
  11. Актуальным остается гендерное неравенство в здравоохранении. Хотя охрана здоровья по Конституции РФ не обусловлена полом, женщины, в силу биологических особенностей, больше пользуются медицинскими услугами; особенно важны здесь гарантии репродуктивных прав – права на материнство, на предотвращение и прерывание нежелательной беременности и проч. При этом женщины демонстрируют повышенный уровень нездоровья из-за ограниченности доступа к здоровьесберегающим ресурсам и стресса, вызванного спецификой гендерных и семейных ролей. Препятствия, с которыми сталкиваются женщины, включают отсутствие культурно адаптированных форм оказания медицинской помощи, нехватку ресурсов, и даже запрет со стороны членов семьи, в результате чего при дефиците семейного бюджета потребности женщин в поддержании здоровья удовлетворяются в последнюю очередь. Вынужденный отказ от медицинских услуг, как и реструктуризация формы оказания услуг в сторону роста амбулаторно-поликлинического и сокращения стационарного лечения, увеличивают гендерную асимметрию, так как вслед за этим увеличивается нагрузка женщин в домохозяйстве; особенно это касается работающих женщин молодого и среднего возраста. Для здравоохранения как отрасли экономики ситуация осложняется ярко выраженной феминизацией отрасли, где женщины составляют 4/5 занятых.
  12. Традиции самосохранительного поведения в России еще не сформированы, поскольку население вынуждено вкладывать «здоровье в доход», а не «доход в здоровье», как в развитых странах - у россиян нет дохода, который можно вкладывать в свое здоровье.
  13. В условиях демографического старения вопросы сохранения здоровья населения приобретают особую важность. На фоне сохранения тенденции снижения потенциала здоровья население формирует индивидуальное самосохранительное поведение с учетом общей медикализации жизни.

    Внимание: При оформлении заявки Вы не выбрали включение тезисов Вашего доклада в печатную версию сборника.

© 2004 Дизайн Лицея Информационных технологий №1533