Русский
!

Presentations

Идиомы

Бейнфест Б.Я.

канд. техн. н., писатель, публицист

О нежелательности использования некоторых лексических пластов рус-ского языка в научных текстах

В разговоре о языке научных текстов, проходящем на круглом столе в рамках конференции МКО (Пущино, 28.01-01.02 2019), прежде всего, обсуждается, каким должен быть этот язык. Это понятно. Данное же сообщение касается некоторого лексического пласта языка, который представляется противопоказанным научным текстам. Речь об идиомах.

Прежде чем объяснить, почему это так, рассмотрим подробней само явление идиом, тогда будут понятны и выводы касательно них.

Идиомы – удивительное явление, которое существует в любом языке. Не будучи полиглотом, не стану углубляться в дебри других языков. Здесь будет рассмотрено это явление на примере русского языка.

Идиома – это такой устойчивый оборот речи, в котором слова сращены в новую лексическую единицу («собаку съесть», «сломя голову», «в сердцах», «под мухой») и не могут быть разъяты без утери смысла идиомы, каковой определяется не суммой смыслов составляющих идиому слов, а только их сочетанием. Более того, слова, войдя в идиому, как правило, утрачивают свой первоначальный смысл. Идиома – это иносказание. Отсюда непереводимость идиомы на другой язык (если только в нем нет похожей идиомы) и бесполезность обычных словарей, где даются значения отдельных слов. В принципе, для понимания смысла идиомы нужен специальный толковый словарь идиом. Скажем так: словарь перевода идиом с русского на русский. Как ни удивительно, в интернете таковой не обнаружен.

Мы научены грамматическому разбору правильных (без идиом) предложений, где каждое слово является полноправным членом предложения, и не все, вероятно, готовы сразу осознать, что слова, входящие в идиому, в этом смысле неполноправны, а членом предложения является только вся идиома целиком. «Сломя голову» – обстоятельство образа действия (отвечает – целиком! – на вопрос: как?). «Собаку съел» – сказуемое (целиком!), оно отвечает на вопрос «что сделал?», и вопрос «кого съел?» в данном случае бессмыслен (здесь «собаку» – не дополнение, не самостоятельный член предложения, а часть идиомы).

Может показаться, что идиома – экзотическая, редко используемая единица языка, что идиомы занимают в языке незначительное место. На самом деле, место это поразительно велико, язык буквально насыщен идиомами, как крепкий раствор.

Вот два отрывка из классики. Идиомы в них выделены курсивом и подчеркнуты.

Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог.

(Уважать себя заставил – т.е. умер. Б.Б.)

«Соседушка, мой свет! Пожалуйста, покушай!» «Я сыт по горло!» «Нужды нет! Еще тарелочку, послушай! Ушица, ей-же-ей, на славу сварена!» «Я три тарелки съел!» «И полно, что за счеты! Лишь стало бы охоты! А то во здравье, ешь до дна

Как велика здесь плотность идиом!

В первом отрывке из 19 слов 9 входят в идиомы (почти 50%). Во втором – на 39 слов 20 принадлежат идиомам (тоже около 50%, но чуть больше).

Конечно, это тексты художественные, в официальных документах эта плотность равна нулю. Можно ли представить себе идиому в тексте Конституции? Но живой язык без идиом умирает, не напрасно называют такой сухой язык казенным.

Идиома – ближайшая родственница поговорки. Часто разница бывает трудноуловима. Вот некоторые примеры идиом, скорее являющихся поговорками.

Вертеться как белка в колесе

Вставлять палки в колеса

Голодный как волк

Искать иголку в стоге сена

Как гром среди ясного неба

Как дважды два четыре

Купить кота в мешке

Лить как из ведра (о дожде)

Ломиться в открытую дверь

Наступать на те же грабли

Не видеть дальше своего носа

Плавать как топор

Рубить сук, на котором сидишь

Спать без задних ног

Поговорка – тоже устойчивое словосочетание, но она не требует разъяснения, там слова сохраняют свой понятный изначальный смысл, могут быть переставлены. Можно сказать: яблоку негде упасть, а можно: негде яблоку упасть. Однако заменять слова в поговорке не выходит. Попробуйте сказать: груше негде упасть, ломиться в открытую калитку, не в козу корм, всем сестрам по колье. Смешно? А вот в идиоме не только слова не заменяемы, но и порядок их нерушим: знаменитый пример Маршака – кровь с молоком или (упаси бог!) молоко с кровью (?).

Как правило, поговорка – это меткое сравнение, сразу, без долгих разглагольствований поясняющее мысль. Она, в отличие от идиомы, не требует «перевода».

Иногда поговорка настолько близка к идиоме, что различить их почти невозможно. «Выпить не дурак» – поговорка или идиома? Попробуем заменить слово. «Поспать не дурак», «поесть не дурак» – слух не режет, можно и так. С другой стороны, сказать: «выпить умница» не получится, это уже нелепица.

Что бывает, когда забывают правило нерасторжимости слов в идиоме, показывает такой пример. Есть идиома: на волосок от гибели (или на волосок от смерти). И вдруг вижу в рассказе об отношениях мужчины и женщины такое: «Был момент, когда они были на волосок от близости». Смысл в общем-то понятен, но впечатление абсолютно комическое.

Тут автору явно изменил слух. Конечно, надо было сказать: в шаге от близости.

А вот пример, когда для усиления смысла идиома намеренно искажается. Автор сказал: наврал с четыре короба. Такой идиомы нет, есть: с три короба. Но в данном случае идиома искажена специально, чтобы подчеркнуть: на просто наврал, и не просто много наврал, а очень много наврал.

Вот образцы стопроцентно органичных идиом, где слова совершенно потеряли свой индивидуальный смысл и не заменяемы.

Легок на помине

На побегушках

С бухты-барахты

Тютелька в тютельку

Хоть бы хны

Шиворот-навыворот

И многие другие.

Тут без пояснений не обойтись. Иначе иностранец, знающий русские слова, но не знающий идиом, смысла этих выражений не поймет. Тем более, что в идиомах могут встречаться слова, которые сами по себе в языке отсутствуют. Именно такие примеры мы сейчас привели. Видимо, они – отголоски каких-то очень древних языковых явлений. В приведенных (специально отобранных) примерах такими словами являются «помин», «побегушки», «барахта», «тютелька», «хны», «навыворот».

Как-то, увлекшись темой, я написал такое стихотворение.

Что наша жизнь? Сплошная идиома. На улице, в работе или дома Баклуши бьем, иль трудимся в охотку, Чаи гоняем или глушим водку, Из кожи лезем вон (а возу всё нет ходу!), Предоставляем действиям свободу, Берем на пушку или тень бросаем, Или бальзам на душу проливаем, Всех вешаем собак, грызем гранит науки, Иль творчества испытываем муки, Гребем деньгу на мелкие расходы, Живем своим умом, у моря ждем погоды, И ухом не ведем, под юбку залезаем, Залечь на дно притом не забываем, По струнке ходим, ездим на халяву, И отдаем концы, или живем на славу! Кто может, тот живет не по карману, Всё с рук сойдет, не сыпьте соль на рану, А если вам судьба не улыбнется, То грош цена ей, хоть вам и неймется, И если вы не родились в сорочке (Есть ложка дегтя в полной меда бочке), Рукой махните: плакаться в жилетку – Пустое, как серчать на малолетку. Точу я лясы, ушки на макушке, Не сделать ли из этого частушки? Давно всё ясно, как денечек божий, В калашный ряд я влез с немытой рожей!

Конечно, здесь только очень малая часть русских идиом. Капля в море.

А теперь – почему идиома не подходит для научного текста. Ясно, что идиома пришла из разговорного текста очень давно и стала подспорьем именно в разговоре, а если в письменном тексте, то в художественном. В чем ценность идиомы? В ее выразительности, выработанной столетиями, и в той ясности, с какой она формулирует мысль. Ясность эта подкрепляется эмоциональным воздействием идиомы.

В принципе, ясность – прекрасное качество для научного текста. Однако эмоциональность и художественность – это уже, как говорится, из другой оперы. Требование строгости изложения мысли, обеспечивающее единообразное и точное ее понимание, есть основное требование к научному тексту. И тут всякие «художества», да еще сдобренные эмоциями, могут только помешать. Отсюда рекомендация: в строгом научном тексте идиом лучше избегать. В научно-популярном – пожалуйста, это может только приветствоваться.

У ученых выработан свой язык, и чем больше в нем банальных терминов, утвердившихся в этом языке, тем выше единообразное точное понимание научного текста. А это – а не художественность – именно то, что требуется.

Для полной ясности добавим: данный текст не является строго научным, поэтому в нем допущены некоторые отступления от главной рекомендации.

    Important: You didn't request to include abstract of your presentation into printed Abstract book.

© 2004 Designed by Lyceum of Informational Technologies №1533