English
!

Доклады

Нужны ли российской науке русскоязычные журналы?

Ризниченко Г.Ю.

Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова; Журнал «Компьютерные исследования и моделирование», Москва, Россия

Нужны ли российской науке русскоязычные журналы? В попытке ответить на этот вопрос, нам придется ответить на несколько других важных вопросов

Вопрос первый: Нужна ли России наука? Этот вопрос – самый главный. Остальные можно не нумеровать, ответы на них зависят от ответа на этот - самый главный первый вопрос.

Еще в начале века великий французский математик Анри Пункаре писал, что есть два типа стран: одни заботятся о науке, развиваются и процветают, другие, которые не развивают свою науку, обречены на прозябание. Конечно, он заботился о будущем Франции.

Состояние в области науки каждой страны определяется отношением к этому вопросу государства и общества, которые взаимосвязаны. В Советском Союзе ответ на этот вопрос был очевидным. Великая страна не может существовать без науки. Наука финансировалась, средства массовой информации формировали образ ученого, который служил примером для молодого поколения.

В девяностые годы к власти пришли люди, которые оптимизировали экономику страны и считали расходы на науку неоправданными. Финансирование науки практически прекратилось. Эмиграция ученых за 25 лет из России составила по разным оценкам 80 -150 тыс; из них 40 тыс. в Германии, 20 тыс – в Великобритании. Научный корпус Советского Союза – вторая после США наука мира, - съежилась, как шагреневая кожа, а точнее расползлась по всей Земле. Некоторые уехали насовсем, другие сохранили российское гражданство. Наиболее предприимчивые ушли в бизнес. Среди богатейших людей России высокий процент кандидатов и докторов наук. Конечно, уехали самые талантливые и работоспособные, они же – самые востребованные. По официальным данным численность научных сотрудников составляет 40% от численности в 1992 г.

Сейчас по прошествии 20 лет ситуация кардинально изменилась. Государство провозгласило целью инновационную экономику, которая не может развиваться без науки. Финансирование науки повысилось в сотни раз. Наука должна восстановиться практически на пепелище. Закупки нового оборудования – это хорошо, будем работать на самом современном. Но, как известно, «кадры решают все». Восстановить научные коллективы или создать новые оказывается не так просто. За двадцать лет сменилось поколение. Распались научные школы. Есть программы по привлечению в Россию крупных российских ученых, работающих за рубежом. Научная молодежь имеет множество привилегий в получении грантов. Все это хорошо, но, оказывается, не достаточно. И сейчас 64% молодых ученых мечтают уехать работать за границу.

Потому что главное – формирование в России научно-образовательного сообщества, не только высоко профессионального, но и несущего в общество через образование нравственные и ценностные установки, важные и для российского общества, и для всего человечества. Российская наука, как и русская литература, музыка, театр – неотъемлемая часть общечеловеческой культуры, она должны существовать не только для России, но и для мира в целом. Таким образом, мы (государство и общество) отвечаем на вопрос, поставленный в заголовке этого раздела, утвердительно: «ДА, России нужна наука».

Как оценивается результативность работы в науке?

В последние пару десятков лет в мире разработано большое число индексов, дающих возможности «объективно» оценивать научный вклад ученого. Эти индексы появились в связи с развитием информационных технологий и возможностью автоматически быстро анализировать большие массивы информации. Индексы цитирования, индекс Хирша, импакт-факторы журналов, в которых публикуется данный ученый, приняты в качестве критерия оценки работы ученого, от них зависит зарплата научного работника в Академии наук и университетах.

Остановимся на некоторых парадоксах такой системы. Подход с точки зрения «импакт-фокторов» изначально делает неравноправными разные области науки. Импакт-факторы журналов, в которых печатаются медицинские и биотехнологические работы заведомо выше, чем у математических журналов. Потому что в мире медиков очень много, а математиков – мало.

Большое число публикаций и перекрестное цитирование. Выигрывают ученые, которые печатают много работ, которые договаривается со своими коллегами, чтобы их побольше цитировали. Наверное, многие из наших коллег сталкивались с таким поведением в общении с иностранными коллегами. Там это – норма. Люди, которые по много лет вынашивают одну идею, быть может, гениальную, оказываются неконкурентоспособными. Зеленый свет, в основном, получают те работы, авторы которых работают в «main stream».

Книги. Они не входят в систему оценки работы ученого. Между тем именно в книгах крупные ученые систематизируют и обобщают результаты своих и чужих исследований, делают из них общечеловеческие и философские выводы. По книгам учится молодое поколение. Ведь не прочитаешь сотни статей, а в книге автор выделил самое главное по своему предмету, построил фундамент, с которого молодой исследователь может начинать строить свое собственное научное здание. При этом не важно, книга бумажная или электронная. Важно, что книга – выжимка из моря научной информации по целой научной области. Но если ты написал книгу, в которую вошли твои результаты, ранее опубликованные в статьях, люди перестают ссылаться на статьи, они читают книгу и на нее ссылаются. А твой индекс падает.

Российский журнал на русском языке. Российские журналы имеют низкий импакт-фактор. Они имеют малое число читателей. По сравнению с советскими временами «русский научный мир» - количество людей, для которых научным языком был русский, сократилось более чем в десять раз. Многие российские журналы (например, все серии Известий Академии наук, ДАН, многие вестники университетов) переводятся на английский язык. Но ссылки на русскую и английскую версии журналов суммируются как ссылки на разные издания.

В результате статья, написанная на русском языке, не имеет рейтинга, или имеет очень низкий. Некоторые журналы в России издаются на английском языке. Эти журналы рассчитаны на международное научное сообщество и не печатают русские версии статей. Надо сказать, что их импакт-факторы тоже невелики. Дело не только в языке.

Нужны ли русские научные издания, научные конференции на русском языке?

Сейчас практически вся мировая наука делается на английском языке. Так исторически сложилось. В древние времена языком науки был греческий, потом латынь. В начале 20 века языком математических статей был французский. Перед 2 мировой войной многие физические работы печатались на немецком. Сейчас все ученые мира публикуют свои работы на английском. Такова реальность. Может быть, в научном сообществе вообще не надо писать и говорить на русском языке?

Если нам нужна российская наука, то с необходимостью нам нужен русский научный язык. Попытаемся обосновать это утверждение. Вспомним имена, составившие цвет и гордость российской науки.

Конечно, первое имя, которое приходит в голову, это М.В. Ломоносов. Среди его заслуг и достижений едва ли не главная – введение в обиход русских научных терминов (опыт, движение, явление, температура и т.д.) и перевод на русский язык европейских учебников по физике и химии. Поэтому мы и говорим, что с Ломоносова началась русская наука. Не может развиваться область культуры, в данном случае наука, если у нее нет терминологии.

Тот же Анри Пуанкаре писал: «Первое условие объективности: что объективно, то должно быть обще многим умам и, значит, должно иметь способность передаваться от одного к другому; а так как эта передача может происходить лишь «дискурсивным» путем, то мы вынуждены сделать заключение: путь к объективности есть путь общения посредством речи (рассуждений, логики) (pas de discours, pas d'objectivite)».

Чтобы стать ученым, человек должен сначала что-то прочитать, о чем-то задуматься, чтобы у него, говоря современным научным языком, возникла мотивация. Ломоносов пришел из северной поморской деревни, учился в славяно-греко-латинской академии, учился в Европе. Ломоносов-ученый прекрасно знал европейские языки. Легко их выучил, ведь он был необычайно талантлив. Но еще там, в далекой поморской деревне, первым чтением для Ломоносова, стали книги: грамматика Смотрицкого и арифметика Магницкого, написанные на русском языке.

Посмотрим на более близких к нам российских ученых 20 века. Великий математик Израиль Моисеевич Гельфанд происходит из маленького украинского местечка Окны Тираспольского уезда Херсонской губернии. Академик Леонид Максимович Бреховских – крупнейший советский акустик, был 11-м ребенком в семье в далекой северной деревне. В России многие известные ученые люди произошли из далекой провинции. Они что, с детства читали статьи в научных англоязычных журналах?

Да, потом они стали людьми мира, свободно говорили на разных языках. Ведь они талантливы. Но с чего-то их жизненный и научный путь должен был начаться. И сейчас, если вы посмотрите на студентов естественно-научных факультетов МГУ, студентов Физтеха, МИФИ, Бауманки, самые сильные их них отнюдь не москвичи. Не говоря уже о том, что наука должна быть не только в Москве, С.-Петербурге, Нижнем и Новосибирске. Молодых ученых, работающих в центральных научных учреждениях, научат писать статьи на английском в международные журналы их коллеги. А как обнародуют свои научные идеи люди, которым негде набраться такого опыта? Российское научное сообщество должно предоставить возможность опубликовать свои научные идеи на русском языке. Для этого нужны русскоязычные журналы.

Россия - огромная страна, и может сохранить свое единство только обладая единой научной средой достаточно высокого уровня. А язык наш общий – русский. Так что, наряду с нашим присутствием в международной науке, давайте не забывать о необходимости присутствия науки в российской культуре. Развитие науки оплачивает российский налогоплательщик, говорящий на русском языке. Наука должна присутствовать в российской культуре, она должна уметь говорить на русском языке. Только так она может пополнять свои ряды российскими людьми. Если мы хотим сохраниться как Россия, нам необходимо развивать общий культурный уровень всего народа. И политический, и экономический, и научный, потому что и политический строй, и экономика, и наука – это части культуры.

Отсюда следуют выводы. Нам нужны научные журналы на русском языке. Нам нужны книги - научные и научно-популярные на русском языке. Нам нужны научные, а в особенности научно-образовательные школы-конференции на русском языке. На таких конференциях научная молодежь может послушать высококвалифицированные, но не слишком специальные лекции крупных ученых. Пусть некоторые из этих лекций прочитают иностранные ученые, эти лекции будут на английском. Молодежь представит свои результаты и обсудит их с маститыми учеными. Нам надо формировать российскую научную среду, язык общения в которой – русский. И мы должны быть частью мировой науки, язык общения которой – английский.

Вопрос: на каком языке учить?

Российские университеты имеют очень низкие рейтинги. Причина – низкий уровень целого ряда показателей, которые учитываются при подсчете этих рейтингов. Это – невысокое число публикаций в престижных научных журналах, малое число зарубежных студентов, малое число зарубежных профессоров. Низкий уровень всех этих показателей связан с тем, что преподавание у нас ведется на русском языке.

Что же делать? Перевести все преподавание на английский язык? Или, может быть, хотя бы преподавание в магистратуре? Так и быть, пусть общая масса, бакалавры, учатся на русском, но научных работников будем готовить на английском. Тогда они будут писать английские статьи. Тогда у нас смогут учиться студенты из стран третьего мира, чтобы потом работать на Западе. И иностранных профессоров нам будет проще приглашать. Только где будут работать выпускники наших «английских» вузов? Вы думаете, в России?

Как всегда, не надо доводить идеи до фанатизма. В русских университетах должны быть специальные курсы на английском языке, должны читать лекции приглашенные профессора, должны учиться иностранные студенты. Все эти направления деятельности следует расширять. Но не следует забывать, что наши Университеты работают не для рейтинга, а для того, чтобы воспитанные в их стенах новые поколения смогли организовать достойное будущее России и всего человечества.

Должны ли быть научные журналы в открытом доступе?

В международном научном сообществе идет оживленная дискуссия, следует ли представлять научные статьи в открытый доступ. Крупнейшие научные издательства получают научные статьи совершенно бесплатно. Более того, они ничего не платят рецензентам и редакторам. В то же время издательства берут деньги за доступ к этим статьям с тех самых авторов, рецензентов и редакторов, не говоря уже о широкой публике, на чьи налоги обычно и проводятся научные исследования.

Наше мнение – вся научная и научно-образовательная информация должна быть в Интернет в открытом доступе и быть доступна каждому гражданину Земли. Здесь следует упомянуть 27 статью Всеобщей декларации прав человека, которая гласит: «Каждый человек имеет право участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами».

К сожалению, мы пока не можем существенно повлиять на мировую практику в этом вопросе. Но русскоязычные журналы и их английские версии должны обязательно быть в открытом доступе. Это должно быть правилом для нашего научно-образовательного сообщества

России нужна наука. Российской науке нужен русский научный язык. Российской науке нужны русскоязычные журналы. Русскоязычные журналы и их англоязычные версии должны быть в открытом доступе в Интернет.

    Внимание: При оформлении заявки Вы не выбрали включение тезисов Вашего доклада в печатную версию сборника.

© 2004 Дизайн Лицея Информационных технологий №1533